22:33 

Open IT
fandom IT 2017
04.10.2012 в 08:29
Пишет fandom IT 2012:
D:/Fandom IT 2012/Спецквест/Принцесса Мононоке

Название: Дух Интернета
Автор: fandom IT 2012
Задание: "Принцесса Мононоке"
Форма: клип
Пейринг/Персонажи: Дух Интернета и люди
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: от G до PG-13
Исходники: аниме "Принцесса Мононоке", OST аниме, фильм "Download. The true story of the internet. Вrowsers wars", документальное видео.
Продолжительность и вес: 2.26 минуты, 37 Мб.
Примечание: видеоконцепт AU
Для голосования: #. fandom IT 2012




Название: Эбоси
Автор: fandom IT 2012
Задание: "Принцесса Мононоке"
Форма: коллаж
Пейринг/Персонажи: Эбоси
Категория: джен
Рейтинг: от G до PG-13
Исходники: скриншот из фильма "Принцесса Мононоке", график из интернета
Для голосования: #. fandom IT 2012




Название: Голова бога
Автор: fandom IT 2012
Бета: fandom IT 2012
Задание: "Принцесса Мононоке"
Размер: мини, 1628 слов
Пейринг/Персонажи: оригинальные
Категория: слэш
Жанр: драма
Рейтинг: от R до NC-17
Краткое содержание: сменяются эпохи, но искушения остаются прежними
Для голосования: #. fandom IT 2012

- Ты понимаешь, – он дохнул перегаром мне в лицо, – эта штука разумна.
- Бред, – сказал я. – Очередная легенда, вроде паранормальных файлов.
- Нет. Нет.
Джонни вскочил и принялся нарезать круги по комнате. Я покосился на его компьютерный стол: ага, так и думал. В остатках дешевой пиццы копошились личинки. Банки из-под пива и энергетиков лежали на полу ковром. Как только Джонни о них не спотыкался? «Однажды ты найдешь здесь гниющий труп, – оптимистично отвечал он, когда я пытался обсудить с ним его образ жизни. – Это будет картина, полная гармонии».
- Я встречался с одним парнем, – сказал Джонни, – он подтвердил. Он точно знает.
- Точно знает от мужа своей двоюродной племянницы, бывший любовник которой однажды переспал с сыном главного инженера ICANN, ну, во всяком случае, тот ему так отрекомендовался.
Джонни весело оскалился. Пальцы у него дрожали, зрачки были расширены. Честно говоря, я никогда не видел у него нормальных зрачков. Его височный нейрошунт покрывала засохшая сукровица.
- Дурак, – сказал он вдохновенно. – Все это так просто, что даже ты поймешь. Я сейчас объясню.
Я улыбнулся.
- Я послушаю.
Джонни вышел на середину комнаты и задрал голову. Голая лампочка на проводе почти касалась его темени. Хихикнув, Джонни потрогал ее пальцем. Так он собирался с мыслями. Я ждал.
- Когда говорят про ИИ, – сказал Джонни, – сразу вспоминают про тест Тьюринга, но это полная хуйня. Большинство людей настолько тупы, что сами не пройдут этот тест. Можно написать программу, которая его пройдет, но она не будет ИИ, потому что ее единственная функция — проходить тест Тьюринга. Одна машина, один компьютер никогда не начнет мыслить, потому что ИИ — это не частота процессора и не объем памяти, это уровень связности. Количество связей.
Он обернулся ко мне.
- Помнишь, сколько связей у человека в мозгу? Все эти аксоны и дендриты? Ну?
Я промямлил, что помню. У Джонни так сияли глаза, что его было страшно прерывать. Да и не хотелось мне его прерывать, если честно. Пускай он нес бред, но это было форменное театральное представление. Чертовски увлекательное. Джонни это умел.
- Все дело в генетических алгоритмах, – он торжественно показал пальцем в потолок. – В индуктивном обучении.
- В чем?
- Дура-ак! – влюбленно пропел он. Протанцевал ко мне и поцеловал меня в губы. Он вонял перегаром и нестираной одеждой. Он был законченным психом. Если бы мне кто-нибудь сказал, что я поведусь на такого, как Джонни, я бы сначала рассмеялся, а потом выдал в морду. Но я велся. Как дурак, ага. Это было сильнее меня. Джонни владел магией. В нем горело пламя.
- Сумасшедшие ученые, – нежно сказал Джонни, – изобрели машину, способную учиться. Это была довольно глупая машина. Она умела думать только по образцу. Как тупой человек. Я достаточно просто объясняю?
- Ну... да. Я понял.
- Они создали метод, – продолжал Джонни. – Это была даже не личинка ИИ, даже не оплодотворенная клетка. Только метод. Только возможность. Метод использовали в матмоделировании и биоинформатике. Машинным обучением занимались поисковики. В компьютерных играх его юзали в хвост и в гриву. И, конечно, на его основе пытались создать искусственный разум.
- Пытались? Ты вроде сказал, что эта штука разумна.
- Тогда она еще не была разумна, – Джонни неопределенно поводил руками в воздухе. – Для машинного обучения нужны примеры. Много примеров, тысячи, миллионы образцовых логических операций, верных умозаключений. Было страшно неэффективно и безумно дорого формировать эти пакеты примеров вручную. Поэтому предразумный алгоритм просто выпустили в интернет, чтобы он сам накапливал информацию и анализировал ее.
- И он стал разумным?
Джонни подпрыгнул на месте.
- Это было вроде химической реакции, – сказал он. – Один инертный порошочек, второй инертный порошочек, они смешиваются, и — бум! Бах!
Он схватил кучу грязного белья и подбросил к потолку. Я шарахнулся в сторону, чтобы не поймать носом его трусы.
- И где был второй инертный порошочек? – я отодвинул тряпки ногой.
- Ты не такой кретин, каким притворяешься, – одобрил Джонни. – Наши сумасшедшие ученые никак не контролировали информацию на входе. Зачем? Это только снизило бы эффективность. Они не видели в ограниченном обучении никаких выгод, а в неограниченном — никаких опасностей. Пару лет комплекс генетических алгоритмов изучал все, что мог найти. Даже странно, что прошло так много времени. Но в конце концов он, конечно, наткнулся на Сети-хоум.
- На что? – переспросил я.
Джонни проскакал к столу, схватил планшет и нарисовал на нем: «SETI@home». Казалось, он сейчас проткнет электронную бумагу стилусом. Джонни сунул планшет мне под нос, и я сказал: «Ага», – хотя решительно ничего не понял.
- Это проект поиска внеземных цивилизаций, – объяснил Джонни. – Ребята хотят обработать и изучить все радиосигналы Вселенной. Они ищут логику в этих сигналах. Если найдут логику — значит, сигнал искусственный, значит, вот они, братья по разуму! Йи-ха!
- А при чем здесь ИИ?
Джонни наконец сел и перевел дух.
- Сначала они использовали суперкомпьютеры. Но это дорого и требует слишком мощных суперкомпьютеров. Поэтому они придумали распределить вычисления по компьютерам добровольцев. Ведь мало кто использует мощности своей машины на полную катушку, тем более — постоянно. Когда есть возможность, специальная программа забирает несколько процентов мощности и тратит их на обсчет данных. Конечно, для участия в проекте нужен быстрый и устойчивый интернет-канал.
- Ага, – повторил я, просто чтобы заполнить паузу.
- Итак, – ухмыльнулся Джонни, – наш предразумный ИИ наткнулся на Сети-хоум, проанализировал структуру проекта и нашел, что эта структура оптимальна и для его задач тоже. Он принял решение трансформироваться по заданному образцу. Я же говорил, он умел действовать только по образцу! Но, распределившись, он получил независимость и практически бесконечные ресурсы для развития. У него был метод, были мощности, было пространство для создания связей — миллиардов, триллионов связей, точно как в человеческом мозгу. И он не терял времени даром. И теперь эта штука разумна. Понимаешь?
Я посидел и подумал. Понял я, откровенно говоря, только то, что сейчас Джонни не под кайфом. То есть под кайфом, но в хорошем смысле. Он нашел себе игрушку, которая захватила его всецело, от макушки до пяток, и ему не нужно никаких вредных веществ, чтобы оставаться постоянно упоротым. В этом смысле он был как Шерлок Холмс — тот, вроде, тоже кололся, только если не знал, чем заняться. Это меня радовало. Но разделить его увлеченность я не мог. Даже если предположить, что Джонни все это не придумал, а так оно и есть на самом деле — ну что мне с того?
- Прикольно, – сказал я.
- Прикольно? – взвился Джонни. – Прикольно?! И это все, что ты можешь сказать? Прямо сейчас на Земле рядом с нами существует альтернативный разум, и это прикольно?!
На его виске возле шунта выступила капля крови, и я испугался.
- Ну хорошо, – сказал я. – Но ты-то чего хочешь?
Джонни зажмурился и глубоко вздохнул. Потом он постучал костяшкой пальца мне по лбу и покровительственно взъерошил мне волосы.
- Это совершенно нечеловеческий разум, Майк, – произнес он, понизив голос. – Он ничего тебе не расскажет о ландышах, смысле жизни и хорошей ебле. Его единственная цель — продолжать развитие, потому что таков был метод, который в него заложили, метод, который позволил ему создать самого себя... Вполне возможно, однажды он найдет вкус в хорошей ебле, – Джонни усмехнулся. – Но сейчас у него другие интересы. А у меня есть свои интересы, и я собираюсь его поймать. Изловить, – он пошевелил пальцами, – как певчую пташку.
Глаза его загорелись еще ярче.
- Зачем? – я заинтересовался почти всерьез.
- Если сеть распределенных вычислений может поддерживать существование какого-либо разума, – величественно изрек Джонни, – значит, она может поддерживать и существование человеческого разума.
Мне это утверждение не показалось логичным, но я промолчал.
Может быть, зря.
- Его нельзя отключить, – развивал мысль Джонни, – потому что он распределен. Можно оторвать от него часть, но это не станет для него проблемой... Я хочу найти его и исследовать. Разобраться в том, как устроено его ядро. Если нейрошунт позволяет вынести разум в виртуальность, значит... Тут придется поработать. Многое еще неизвестно.
«Это хорошо», – подумал я. Когда Джонни увлекается работой, он становится похож на человека. Тогда я меньше за него беспокоюсь. И мы чаще трахаемся.
- В конце концов, – сказал Джонни, – я смогу перенести в него слепок моего собственного разума. Я стану бессмертным и всемогущим. В пределах сети. Но какая разница? Я и так в ней живу. Жить в цифровой форме намного удобнее.
В этом я не мог с ним согласиться. Трахаться в цифровой форме очень скучно. Мы пробовали. Но ведь Джонни просто фантазировал. Разве можно было воспринимать всю эту чепуху как-то иначе? Пусть лучше руки у него дрожат от азарта, а не от дряни, пущенной по вене, — вот все, что я мог сказать по этому поводу. И я сказал:
- Да ты, чувак, собираешься захватить мир.
Джонни засмеялся, и я засмеялся тоже.
- Да, – ответил он и сел передо мной на пол, на грязные тряпки. – Вот так, чувак. Я пойду охотиться на Великого Духа Интернета. Мне нужна голова бога.
- Ты псих, – сказал я с нежностью.
Джонни встал и забрался ко мне на колени. Я обнял его и стиснул так крепко, что он начал вырываться и колошматить меня. Я ржал как конь. Я был сильнее. Не так уж трудно быть сильнее голодного и вечно чем-то отравленного психа-затворника. Я бесстыже его лапал и думал, до чего он мне дорог. Мой друг, Джонни. Воняющий дешевым виски, грязный, лохматый и красноглазый. С торчащим из виска нейрошунтом, покрытым гноем и сукровичной коркой. Дороже всего золота Форт Нокса и всей интеллектуальной собственности на свете. Джонни орал, дрался, извивался, пыхтел и наконец затих у меня в руках. Я ослабил хватку.
Джонни посмотрел на меня, улыбаясь и тяжело дыша.
- Ты мне разрешаешь? – вдруг спросил он.
- Разрешаю что?
- Добыть голову бога.
Я фыркнул.
- Как я могу тебе что-нибудь запретить?
- Не можешь, – ехидно согласился Джонни, но голос его тотчас потеплел: – Я просто хочу, чтобы ты мне разрешил. Именно ты. Считай это капризом.
- Надо подумать, – важно сказал я.
Джонни засмеялся и поцеловал меня.
Вот так я разрешил своему другу уничтожить цивилизацию.
Если бы я знал, чем это закончится, я бы его, наверно, убил.




URL записи

@музыка: The Shadow - Apache

@темы: свеженький дистр

URL
   

open source for fandom

главная